Блэкволл пришёл бы сюда, в Убежище. Никаких сомнений. Ведь всё объяснимо — у Ордена невзгоды всякие творятся, как оставаться в стороне? Только вот со своими давно связи не имел. И раз те пропали, то медлить не станет. Очевидно же, что эта Инквизиция станет искать Стражей — тут не только у Блэкволла ёкает. Тут выдыхает напряженно и Ренье — и с облегчением, отчасти. Они опять совпадают — это хорошо. И молодой эльф, видно, поверил ему, мигом кинувшемуся следом — дескать, возьмите в свою Инквизицию. читать дальше

night vale

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » night vale » Фэндомные эпизоды » I'm stuck on you


I'm stuck on you

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2N5tk.png

I'M STUCK ON YOUEddie Brock; Venom; Peter Parker
14.02.20хх, Нью-Йорк, Куинс, какая-то безымянная крыша
Royal Blood // Figure it out

Каждый сходит на День Святого Валентина по-своему.
Но втроем делать это немного приятнее.

+7

2

Вот уже как два года Эдди не пользуется будильниками - его персональная зараза, с воплем сдирающая одеяло, когда ему особенно хочется понежиться в кровати, лучше любого из них. А вот экономически Веном совершенно невыгоден, потому что жрать из-за него хочется именно в такой формулировке: не есть, а жрать. Но этим утром что-то пошло не так. Эдди разлепляет глаза и приподнимает голову от подушки, проверяя время на часах: электронное табло показывало ему восемь пятнадцать утра. Характерно, учитывая, что Веном умирает от скуки, если Эдди спит дольше половины восьмого, а поэтому предпринимает активные меры по побудке.

"Я ничего не делаю, Эдди" - тон должен быть возмущенным необоснованными подозрениями, но симбиот на удивление заискивающий и разве только нимба для себя не просит.

Это усиливает подозрения Эдди, уже спустившего ноги с кровати и в качестве проверки внимательно оглядевшего собственное тело. В прошлый раз примерно такого поведения кляксы по утрам впоследствии выяснилось, что Веном по ночам занимался своими делами, используя их общее тело втайне от непосредственного владельца. Выдали его тогда грязные следы на полу после очередной прогулки за преступниками, а не следы ранений или банальных синяков: в живой броне Венома максимально защищено, если не схлестнуться с кем-то серьезным, любой же намек на повреждение симбиот тут же регенерировал. Именно поэтому чистая кожа и отсутствие синяков ни о чем не говорило.

"Я уже извинялся за тот случай, мы все порешали! Сегодня просто чудесный день. Замечательный день перед еще более замечательным" - прерывает ход размышлений Веном уже в ванной, пока Эдди свинчивает крышку полупустого тюбика зубной пасты.

— М? — вопросительно мычит он, не улавливая намека.

Нетерпение Венома почти физически ощущается, волоски на коже дыбом становятся, но Эдди перебирает в голове намечавшиеся планы и не вспоминает ни одного, в котором они идут в Макдональдс и заказывают десяток мороженых в мягком рожке. Поэтому пока он чистит зубы, симбиот "отпочковывается" от плеча и заглядывает в лицо, словно так проверяя искренность. Почти человеческий жест для того, кто меньше всего походит на человека. Но при этом Веном крайне интересовался вещами, понятными и естественными для всего остального населения и бессмысленными для него:

Завтра же День Валентина!

Веном знал о том, что нужно оплачивать налоги и коммунальные счета, знал, что такое фильмы и даже видеоигры, попросту потому, что они были связаны и еще в первые двадцать четыре часа вся жизнь и информация, которые хранились в мозгу Эдди стали достоянием инопланетного паразита - звучит просто кошмарно с непривычки, верно? Но знание факта не означает понимания подоплеки, скрывающейся за ним, так что многое оставалось для него непонятной ерундой, которую люди зачем-то продолжают делать, даже если не хотят. В каком-то смысле Эдди пришлось учить Венома вещам, естественными для себя, и в особенности - нормам морали, а попутно, на фоне постоянного искушения позволить себе куда больше положенного из-за возможностей их союза, одергивать еще и себя. Забавно, но выходит, что учились оба.

Например, тому же дню Валентина. Веном оказался просто в восторге от праздника, главная сладость на который - это шоколад. Ему нравился и романтичный флёр, окружавший день, но поскольку никаких отношений у Эдди, крепче, чем с Веномом, не было, то и провели тогда они праздник перед телевизором, усыпанные шоколадом, за просмотром «Дома у озера», заставившим Венома рыдать и проклинать мелодрамы. Опыт вышел забавным, и теперь, после напоминания, Эдди фыркает и косится на все еще ожидавшего ответа симбиота:

— Так значит, мы готовы ко второму заходу?

Нет! У меня есть идея получше, но сперва скажи, что согласен. — черная голова переплывает от одного плеча к другому, пока Эдди, приплюсовав одно очко в счет своей чуйки, полоскает рот и закидывает зубную щетку обратно в стакан.

Он качает головой и возвращается в комнату, хватая брюки. Впереди обычный рабочий день, когда нужно успеть схватить сенсацию за хвост и при этом "выгулять" их с Веномом совместное чувство справедливости, за последние два года сформировавшееся и более-менее разделявшееся обоими. Более-менее, потому что периодически зараза посягала на чужие головы, а Эдди не всегда находил весомые причины сказать "нет".

— Можешь даже не мечтать. Выкладывай прямо, пока я весь не застыл от ужаса, зубастый.

Нам пора обзавестись отношениями! — Веном продолжает свою мысль быстрее, мгновенно уловив, во-первых, охреневание Эдди от таких заявлений, во-вторых, рьяный протест по умолчанию, — И так как ты не думаешь о наших потребностях...

— Извини меня? — вклинивается наконец нашедший свой дар речи Эдди, для которого не было большой тайной желание Венома купаться в гормонах счастья и влюбленности (вероятно даже буквально), поскольку пока они были в Сан-Франциско симбиот изводил его требованием непременно отбить Энни у ее нынешнего парня, пока Эдди не положил конец нелепому желанию разрушить жизнь своей бывшей повторно простым переездом в Нью-Йорк. Совсем себя вопрос личной жизни не изжил, потому что периодически Веном продолжал свою волынку, но в этот раз, похоже, дело приобрело новый масштаб.

Эти приложения в сторе просто отличные, все время решение наших проблем было прямо перед нами, Эдди. Я зарегистрировал нас в тиндере... подожди ругаться, ты не поверишь, кто еще там зарегистрирован!..

— Только не это... — не нужно быть мастером проницательности и журналистики, чтобы догадаться о ком говорит черная клякса, с такой плотоядностью и воодушевлением одновременно...

Человек-паук, и он поставил нам лайк, я поставил лайк ему и отправил сообщение с приглашением на свидание. Это наш шанс! Ты же понимаешь, он знает кто мы такие, а значит, что все серьезно.

Доля правды в этом была - главная достопримечательность города действительно в курсе кто такой Эдди и того, что Эдди всегда не один, а с другом, зубастым таким, разговорчивым и очень неприятным, если с ним драться. Веном в их команде отвечал за силу и насилие, справлялся с этим блестяще, сравниться с паразитом для его хоста не представлялось возможным, даже если гантели в углу гостиной заменить на тяжеленые. Человек-паук чем-то очень запал Веному в душу, а третьему лишнему в этой любовной драме - то бишь Эдди - приходится выслушивать истории про то, как бы здорово было куснуть эту роскошную задницу. Но при всей своей скептичности в отношении свидания через тиндер (нет, с девушками он через него встречался, но не с Человеком-пауком же), почти жаль разрушать энтузиазм Венома словами о том, что ему попался обыкновенный фейк, решивший нажиться на славе супергероя. Сомнительно, что Паук, пусть и регулярно обновляющий свой блог, находит время на свидания с Дженни, подрабатывающей официанткой в кафе на Южная Парк-Авеню.

— Слушай, это фейковский аккаунт, никакой Человек-паук, будучи в своем уме, не пойдет на свидание... — Эдди подбирает телефон, валяющийся на кровати, и мысленно сожалеет, что у него нет никакой возможности заблокировать паролем смартфон и удостовериться, что никто по ночам не будет создавать ему ненужных проблем.
Вот и значок пламени на градиентном фоне у него на экране.

Вовсе он не фейк!

Кто его знает, сколько сообщений успел отправить Веном до фотки своей зазнобы, но красный кружок на символе чата дал понять, что как минимум один ответ в диалогах уже дожидается прочтения. Тапнув по нему, Эдди видит всего один чат с Человеком-пауком, глядящим с аватара глазами своей фирменной красной маски. Беглое чтение первого сообщения удивляет - оказывается Веном умеет быть крайне вежливым и почти ненавязчивым - "ты меня знаешь как насчет отметить вместе день влюбленных". Без знаков препинания и вопроса (Веном недовольно бормочет про неудобный переход на раскладку символов), но даже это не отпугнуло "Паука".

Стоп, чего?!

+2

3

[indent]Знаете, даже знаменитостям бывает скучно.
[indent]Вот, например, известно ли вам, что Алан Тьюринг попал в Блетчли-парк лишь потому, что в свое время от скуки ввиду своей гениальности увлекся криптографией, выводя шифры на задней парте своего школьного класса? Или что Альберт Эйнштейн, скучая в Бюро патентов, смог совершить самый знаменитый прорыв в физике и космологии за двадцатый век? А знаете, сколько еще таких примеров, которые не сохранились в анналах истории или не засветились в желтой прессе? Верно — не сосчитать.
[indent]Так вот, охотники за сенсациями и репортеры, срочная вам новость: знаменитому на весь Нью-Йорк Человеку-Пауку тоже бывает нечем заняться! Ну, или так можно сказать для красного словца, чтобы дать Джоне лишний повод изойти ядом на "дармоеда Паука, паразитирующего на налогах законопослушных граждан" (вы же тоже прочитали это его голосом?). Но суть одна — даже у ньюйоркского стенолаза выдается минутка, в которую некуда деть энергию и собственные мозги, и в итоге, как часто это бывает, подобная ситуация выливается в то, что на журналистском жаргоне звучит просто и вполне всем понятно: в "историю".

[indent]Вообще, Питер всегда старается находить себе занятие, и речь не только о спасении города в режиме нон-стоп без выходных и послеобеденного сна. Он привык тратить перерывы между бытностью дружелюбным соседом и (не)прилежным работником на совершенствование экипировки, на помощь в ПИРе, на семью, друзей и знакомых, да хотя бы на лишний часик сна! Но порой ситуация оказывается безвыходной, под рукой нет блокнота, подушки или бездомного, нуждающегося в помощи, и вот он уже тыкает пальцем в ярко-красной перчатке на заманчивую стрелочку "загрузки" приложения. И ладно бы это был электронный судоку с обязательной внутриигровой покупкой дополнительных уровней, бесплатной версии которого Паркеру обычно хватало на половину пончика, так нет — это, прости господи, самый настоящий тиндер. Пит тогда чувствовал себя подростком, открывая яркую иконку, но что только с людьми не делает романтика закатного Нью-Йорка, полуторачасовое ожидание бандитов Фиска и десятый стакан кофе за третий бессонный день.
[indent]Делая селфи, на фоне виднеющейся позади башни Мстителей, Паук смотрит на это как на безобидное развлечение — в конце концов, после блога жителей Нью-Йорка не удивить уже ничем: они живут в стране, свободы которой охраняет Капитан Америка; здесь у каждого есть право на причуды, если сама идея Конституции зиждется на человеке в маске с крылышками.
[indent]Паркер сразу отключает уведомления, так, просто на всякий, чтобы мобильник не завибрировал, когда он будет висеть над головой безмятежно чешущего языком мордоворота Фиска, и наивно верит, что последствий у этой шалости не будет никаких, кроме очередного гневного подкаста Джоны, где он обвиняет Паука то ли в том, что он альфонс, то ли, как обычно, что просто жулик (и откуда только Джеймсон вообще узнал про тиндер?!).

[indent]Но это была бы не история про Питера Паркера или Человека-Паука, как вам, немногим посвященным, больше угодно, если бы не вмешалась знаменитая "удача Паркера", и относительно скоро Пит поймет, что ответственность приходит не только с великой силой, но и с принятием условий пользовательского соглашения приложения для смартфона.
___________
[indent]Вибрация телефона вырывает Питера из сладкого сна, в котором мэр Озборн с медовой улыбкой переизбирающегося на второй срок политика докладывал лично Человеку-Пауку о том, что тюрьму "Райкер" и прилагающийся к ней плот "Рафт" дружным строем переносят на Луну с помощью каких-то там разработанных Ридом Ричардсоном антигравитационных модулей. Норман как раз передавал право слова Риду, чтобы тот объяснил суть работы энергетических топливных блоков высокой молекулярной плотности, которые будут обеспечивать безопасность тюрьмы, когда Пит вдруг обнаружил себя лежащим на гулко вибрирующем полу городской ратуши. Пораженный этим открытием, парень предпринимает попытку встать, но пол оказывается необычно мягким, словно в него попал луч-расщепитель Доктора Дума, а потом до Паркера наконец доходит, что он спит, и это не пол вовсе, а подушка, под которой вибрировал телефон.
[indent]Открытие было не самым приятным — на часах три ночи, а это означает, что единственная за неделю возможность выспаться пошла Ящеру под хвост. Пит торопливо, словно горячий пирожок, вытаскивает телефон и молится, чтобы происшествие, о котором его оповестила взломанная полицейская волна, было близко и ему не пришлось налету (снова) натягивать костюм, сверкая своими модными трусами с классным принтом маски Человека-Паука; когда он видит на экране строчку уведомления о новом сообщении из тиндера, его сонный мозг не сразу может в это поверить, а когда верит — шлет по синопсисам команду вспомнить все нехорошие слова, которые он знает, и покрыть ими себя любимого: в ожидании звонка от Мэй он, сидя на крыше, лазил в телефоне, какими-то неправдами оказался в тендере и совершенно случайно (нет) нашёл там человека, с которым мог поговорить, просто выйдя из квартиры и постучав в дверь напротив (но из соображений собственной неуверенности и общей безопасности естественно этого не делая). Эдди на фотографии смотрел как-то укоризненно, словно порицая тогда парня за красное сердечко, но Паркер был уверен, что в его спонтанной шалости нет ничего страшного — наверняка это фейк или мертвый аккаунт, ведь вряд ли у Брока есть время на свидания по тиндеру. Как, вообще-то, нет его и у Пита.

[indent]— Кажется, я все ещё сплю, — Паркер стонет, падает обратно на подушку и молится, чтобы на этот раз сон был без тюрем, Озборна и торопливо-занудной речи Рида, но желательно с пляжем, гамаком и, что было бы приятно, одним знакомым репортером, раз уж так удачно о себе напомнил.

[indent]"История" же остается сиротливо брошенным оповещением до самого утра.
___________
[indent]— Это розыгрыш Мистерио? Запишу, что на следующую годовщину его поимки нужно принести ему в качестве подарка календарик, а то он, бедолага, там совсем одичал и февраль с апрелем перепутал, — Питер трет глаза, глядя на экранчик телефона; на нем укором его недосыпу черными буковками на белом фоне текстового облачка напротив знакомого лица без единого знака препинания было написано: "ты меня знаешь как насчет отметить вместе день влюбленных".
[indent]Парень поднимает взгляд на уголок дисплея: семь сорок пять ровно.
[indent]Взгляд снова опускается на текст.
[indent]Потом поднимается на время.
[indent]Сомнительный способ установить реальность происходящего, поэтому Пит щиплет себя за запястье. Выходит больно. Не стопроцентная защита от Мистерио, конечно, но и пранки в тиндере не уровень Квентина.
[indent]Горящая кожа говорит, что он придурок; запах сгоревших тостов напоминает, что он забывчивый придурок.

[indent]— Черт! — Паркер точным выстрелом из эжектора паутины выключает тостер и ловко ловит вылетевший тост; тот горячий, обжигает пальцы, и это лишный раз напоминает о реальности. Реальности, вероятность существования которой примерно одна в степени минус гуголдекаплекс; реальность, в которой Эдди Брок в тиндере зовет Человека-Паука на свидание (да?) четырнадцатого февраля.

[indent]Интересно, правила хорошего тона для интернет-свиданий работают? Ну, в смысле... ему, например, нужно купить цветы?
___________
[indent]— Если повторить "я не сумасшедший" достаточное количество раз, то, вероятно, в это поверит еще кто-то кроме моего внутреннего голоса, — Паркер нервничает, словно это свидание — первое в его жизни, и наверно, еще чуть-чуть, и он свалился бы со стены, так у него под перчатками потели ладони. Вчера в семь сорок семь идея ответить на сообщение от Эдди (точно ли от него и если да, то после какой бутылки виски он его набирал, если растерял все до единого знаки препинания?) "класс, чувак, я в деле" была авантюрно привлекательной для не проснувшегося мозга (хотя и убого сформулированной), в то время как в десять двадцать нынешнего дня она уже не кажется такой светлой и гениальной. Скорее, теперь она отдает отчаянием и признанием своей несостоятельности (а еще высшей степенью косноязычия) — он ухватился за эту безумную возможность со встречей, прекрасно зная подоплеку собственного рвения: у него не было шанса, как у Питера Паркера, но Человек-Паук, как показывала практика, был чуть более успешен; ему не везло во всем, но, кажется, фортило в любви.
[indent]Но неужели он настолько хотел испортить одни из последних нормальных дружеских отношений в своей жизни, пусть даже речь идет от дружбе с человеком, которого боится половина Нью-Йорка (что вообще не показатель, посмотрите на него, дружелюбного соседа, чью репутацию нахально портит Джона!) из-за его своевольного и не сдержанного в аппетитах костюма?
[indent]Ну, если судить по количественному соотношению его сообщений к сообщениям Эдди, равном примерно соотношению белых президентов США к чернокожему, то да, именно настолько.
[indent]А может быть даже немного сильнее.

[indent]Питер вздыхает и убирает телефон.
[indent]Эдди был удивительным человеком, одним из тех, кого Паркер, игнорируя заповедь "Не сотвори себе кумира", считал образцом для подражания (во всем, кроме поедания преступников), и Пит прекрасно понимал, что, похоже, делает не дело. Ему бы проглотить свое обожание, с которым он смотрел на репортера, пока был при нем фотографом, перестать так неуклюже врать и выкручиваться, а еще лучше — прекратить питать ложные надежды, мало чем подкрепленные, но... романтичность молодости у него, вечного, казалось бы, мальчишки, наверно не выветрится из крови до самой его смерти (которая, вероятно, может наступить даже сегодня вечером, если он не перестанет забивать себе голову всякой чепухой).
[indent]Пит легко бьется затылком о стену, забирается чуть выше, почему-то уютнее чувствуя себя на стене, нежели на "полу", прикрывает глаза и считает про себя до десяти; выбить так дурь не получается, а мозгов в голове, похоже, и так нет уже давно. Но зато хотя бы сердце вроде перестает бешено колотиться.

[indent]Десять тридцать. Воображаемые часики звонят.
[indent]Эдди должен быть уже тут, но... но Брок пропускает невероятный по уникальности аттракцион: успевший на свидание (это же точно свидание?) вовремя Паркер.

[indent]Запоздало в голову приходит мысль: может, стоило хотя бы заказать пиццу?

+2

4

Девушки не так переживают о своей свадьбе, как Веном весь ушел в свидание. Да, вопреки скептицизму и продолжительному шоку оно все же было назначено, и оставались до него какие-то сутки - место было выбрано Пауком и, конечно же, к огромному неудовольствию Эдди, им оказалась крыша. Разумно, ведь пусть даже Человек-паук легко может зайти в любую кафешку, то внимание ему будет гарантировано со всех сторон: это тебе и сфоткаться, и автограф, и спайди помоги с гопниками в школе разобраться. В свидание все еще не верилось, Эдди скорее полагал, что может случиться и так, что они заявятся на нужную крышу, а встретит их там прохладный февральский нью-йоркский ветер. Такой расклад менее удивителен и отдает той жизненностью, освещаемой Эдди в новостях уже больше десяти лет в разных форматах. Но Веном ничего и слышать не хотел. Пока они колесили из одного района города в другой, Веном бубнил в голове, точно телевизор, который одинокие люди включают в квартире для фона, чтобы почувствовать хоть немного человеческого присутствия. Хорошо, что Эдди и без Венома привык к посторонним шумам, так что те не сбивают его с мыслей. Он мычит под нос прилипчивый мотивчик, что звучал из машины в утренней пробке, в тот момент, когда они ее объезжали, пока набрасывает в блокнот "крючки", по которым через пару часов в редакции составит заметку для следующего номера. Возвращаться в печать после собственного телешоу немного сложно психологически - никакие новостные заметки Дейли Бьюгл не позволяли ему развернуться так, как это делали репортажи шоу Эдди Брока. Но хорошая работа есть хорошая работа, как кричал ему Джеймсон, когда они снова сцеплялись по поводу материала, и Эдди, вылетая из офиса редактора, с переменным успехом мог огрести по спине чем-нибудь тяжелым, брошенным вслед вспыльчивым боссом. Питер смотрел на эти картины своими огромными глазищами и по первости наверное ждал, что Эдди вот-вот вышвырнут обратно на улицу; это логично, потому что немногие могли выжить после споров с их редактором на равных. Он вспоминает, что Питер уже месяца три как ушел из газеты, чтобы менять мир другим путем, больше подходящим его способностям (на самом деле если бы не длинный язык Питера, то еще долго оставалось бы тайной какой он эксперт в науках). Жалко терять смышленого напарника – ему даже больше, чем всей редакции, ведь из них вышел неплохой тандем. Можно сказать, что они все равно живут в квартирах напротив, но те пару раз, когда Эдди стучал в дверь, Питера не было дома. Оставалось только надеяться, что он там в своей супер-лаборатории в это время изобретает лекарство от рака, а не умер голодной смертью без зарплаты газеты.

День проходит плодотворно, несмотря на вертящиеся в голове мысли о завтра. Эдди с подачи Венома берет отгул, что не укрывается от любопытной королевы криминальных колонок Кэт Фаррелл, шутливо, но упорно пытавшейся весь день выяснить подробности его планов. Эдди привычно отшучивается и рассказывает невероятные байки, каждый раз новую, в одну из них ввернув правду о свидании с Человеком-пауком и то только из-за бывшего неподалеку Джеймсона. Смех редакции вызывает не новая версия, а то, как ожидаемо для всех перекашивает лицо Джоны.

По дороге домой Веном заставляет его купить огромную валентинку-открытку формата А2, лично и крайне критично выбрав какую именно. Приходится смириться и выложить пять долларов за саму черную открытку с красным, будто мелом нарисованным, сердцем по центру в окружении сердечек поменьше и белых веточек, и за красный конверт к ней. Это еще малая цена, учитывая, что изначально Веном положил глаз на белого медведя с динамиком, очень угрожающе-весело хрипящим "я тебя люблю!". На правах человека, который праздновал день Валентина на протяжении почти пяти лет, за недели бронировал столики в любимых с Энн ресторанчиках, согласно напоминалке в календаре, и объезжал пол Сан-Франциско в поисках красивого букета, о покупке которого вспоминал в самый последний час, всех медведей он отвергает вместе с воздушными шариками. Хотя бы просто из жалости к Человеку-пауку, на случай если невероятным образом в тиндере писал действительно он.

— Привет, Мэгги. Сделаешь мне завтра на утро штук шесть своих лучших-сэндвичей-в-мире? — Эдди заглядывает в маленький и тесный ресторанчик рядом с домом, в котором они часто брали еду навынос с Питером, перед тем как отправлялись на работу, а теперь все чаще с работы домой, чтобы не питаться одним пивом и шоколадом, и улыбается его владелице и шефу по совместительству.

— Ты ешь все больше, Эдди, ума не приложу, как еще не стал таким же жирным, как эти ребята из "Самого большого неудачника", — сетует Мэгги, но чиркает на своих бесконечных стикерах напоминание, пока он отсчитывает купюры.

Надо сказать, небольшой телевизор в углу ее забегаловки только и делал, что крутил эти ужасные реалити-шоу.

"Хватит разговаривать, нам нужно купить сладости и сделать чай на завтра"

— Чай в термос нужно делать утром, за ночью он остыть успеет, — очень терпеливо бубнит под нос Эдди, чтобы хотя бы прервать разговорчивого соседа, обычно старающегося не сильно мешать ему контактировать с окружающими людьми.

Мэгги же привыкла к тому, что периодически ее клиент выпадает из разговора или корчит гримасы, мало сочетающиеся с темой, но она была женщиной в возрасте и работала в сфере обслуживания, а значит хорошо осведомлена, что бывают тараканы и похуже.


Примерно тараканом себя и ощущая, Эдди весь напряженно съежился в живой вязкой "броне", окутавшей его и уже тридцать шестой раз за последние  полчаса помянул всуе и Господа и венома-мать, игнорируя то, что у паразита оной не было. Расстояние до земли, оставшейся далеко внизу, пока они взбирались наверх очередного небоскреба, стремительно росло, так же как и ком в горле. К счастью, Веном, сжимающий в ряду своих острых, как бритва зубов, ручку корзинки, дополнительно обмотанную толстой изолентой, не смотрел вниз. Они немного опаздывали, потому что не могли решить, как все-таки нести конверт с валентинкой внутри, пока в итоге Эдди просто не прижал ее к груди, а Веном не обволок его с головы до пят. Отдавать бесконтрольное управление паразиту Эдди не то чтобы привык, но они оба пришли к доверию в вопросах сосуществования. Хотя бы, потому что сложно быть в разногласиях с самим собой.

В корзинке, смотрящейся сто процентов потешно и комично в пасти черного монстра, ждали своего часа еще теплые сандвичи, термос с чаем и два стаканчика, а картину завершал набор шоколадных сердечек кажется со сливочной начинкой. И когда, наконец, они оказываются на крыше, Эдди очень рад, что ни с кем не спорил на деньги. Пусть парень из интернета и отвечал мгновенно на сообщения и проявлял живую заинтересованность в свидании, написывая их пачками, поверить в то, что клякса права было решительно невозможно. А теперь, перед ним самый настоящий Человек-паук, даже не самозванец - легко отличить, если хотя бы раза два встречался с супергероем. Ну и еще он стоял? сидел? как это назвать вообще, кроме как прилип? на стене входа на крышу.

— Ничего себе... Кажется, я не был готов, — с недоверчивым смешком выдыхает Эдди, пока черная масса всасывалась в его тело обратно, и ловко перехватил корзинку из зубов оставшейся "снаружи" головы с чуть менее впечатляющей пастью, чем пять секунд назад.

В его жизни было много неловких ситуаций, но если так призадуматься, то с появлением в ней Венома их стало больше в разы. И, Эдди, конечно, положительно относился к Человеку-пауку, пусть тот и болтал больше, чем это вообще допустимо, но он не стал бы идти с ним на свидание. Но теперь они с Веномом именно на нем и отмазки в духе "я вообще не верил, что это ты писал" звучали бы как минимум неубедительно, а значит, самое странное свидание в жизни Эдди должно состояться... у них же и правда тут в корзинке любовный набор, Господи. Спасибо еще, что без свечей.

Он протягивает валентинку, чувствуя облегчение хотя бы в том, что избавится от этого неудобного груза.

— Мы выбрали это для тебя... и даже подписали, вон там, открой, "от нас". — Веном скалится и вытягивается так, чтобы заглянуть вместе с Человеком-пауком в открытку. Его голос полон такой нескрываемой гордости и радости, что в какой-то степени Эдди становится стыдно за свою черствость. Он знает, что это ровно до того момента, как паразит войдет во вкус и заставит его краснеть, но пока все равно стыдно.

— Я был уверен, что кто-то просто страдает ерундой с фейкового аккаунта, но... это оказалось не так, так что похоже небольшой набор, что мы принесли, пригодится, — Эдди помахивает корзинкой в качестве подтверждения своих слов и с любопытным прищуром разглядывает маску, надежно укрывавшую человека перед ним.

Они впервые стояли вот так друг напротив друга (Веном так и остался на "паучьей" стороне, очевидно намереваясь не отлипать от объекта своих желаний все предстоящее время свидания) и ничего вокруг не горело, никто не стрелял, и не требовалось спешить на помощь или навалять очередным бандитам нью-йоркской мафии. Естественно, что оба чувствовали неловкость и непонимание, как себя лучше вести.

И - минуточку - если это не розыгрыш, на который Эдди грешил, то Паук действительно... хотел встретиться на четко озвученных условиях свидания? Мысль догоняет и тяжелым мешком с песком прикладывает по голове.

— Я думал, что у супергероев нет проблем со свиданиями вне тиндера, - добавляет он, чтобы сгладить момент собственного осознания.

0

5

[indent]У тебя совершенно нормальная жизнь, Питер.
[indent]Паркер повторяет себе это порой по несколько раз на дню, но сегодня, четырнадцатого февраля, последний раз которое он праздновал наверно еще на первом курсе, хочет сказать эти слова с особым выражением. С интонацией. С глубокой самоиронией, которую рассмотреть также просто, как солнечное затмение в полдень. С той колкостью и остротой, что резкой гранью правды слов резали мироощущение зрителей "Шоу Эдди Брока".
[indent]Последнее кажется особенно удачной мыслью, потому что, черт возьми, возводит уже имеющийся уровень иронии просто в абсолютное значение выше нуля.

[indent]Вчера ты посадил за решетку (в очередной раз) парня в костюме огромного скорпиона, появление которого финансировал твой бывший работодатель (который ненавидит одну часть тебя и считает почти сыном другую); ночью тебе назначил свидание объект твоего тайного воздыхания (и нет, это не последствия отравления токсином Гаргана); утром ты остановил потерявший управление поезд метро (к счастью, пока первый раз за год); а вечером тебе отправляться делать вид, что ты, вообще-то, совершенно обычный парень с золотыми (спасибо доку за комплимент) мозгами, и твои мысли совсем не заняты тем, где бы найти старую кофеварку, чтобы прихватить из нее схемы для паукобота взамен сбежавшему и живущему теперь в семействе голубей в Центральном Парке предшественнику.
[indent]Пит удобнее устраивается на стене, прячет телефон, на котором смотрел время и проверял, не пропустил ли он какое-то уведомление, и снова повторяет про себя:
[indent]Спроси кого хочешь, Питер, у тебя_совершенно_нормальная_жизнь.
[indent]В этот момент, уверенно произнося про себя заведомо очевидную ложь, Паркер не верил сам себе особенно отчетливо. И совершенно осознанно.

[indent]Но шутки шутками — на самом деле нормального в сложившейся ситуации действительно было мало, и самоирония оказывалась очень даже кстати. Кристально ясно то, что идея соглашаться на свидание вот так, спросонья, вслепую, цепляясь за призрачный шанс не пойми чего, окажется в итоге по удачности где-то на уровне паутинных перепонок, чуть не угробивших его, молодого и воодушевленного гением да Винчи, стало в момент, когда тишину верхних слоев атмосферы города разорвал характерный, легко узнаваемый звук: скрежет.
[indent]Скрежет когтей о кирпич.
[indent]Скрежет о стекло (боже, кому-то придется менять окна).
[indent]Снова о кирпич.
[indent]И наконец о камень и железо бордюра на крыше.
[indent]Верь Питер Паркер (или Человек-Паук?) в бога, то он бы перекрестился. Хотя поможет ли это при личной встрече с дьяволом?

[indent]Кажется, я не был готов, говорит Эдди, когда Веном (хотя давайте все же назовём его более справедливо дьяволом или — менее поэтично — инопланетной «простудой») на мгновение исчезает, и Питер открывает и закрывает рот, благодарный мирозданию за то, что ему хватило ума сделать маску, закрывающую все лицо, и сейчас мужчина перед ним не увидит его идиотского выражения (а совсем не потому, что Пит пока стоял в тени и не спешил выходить, хоть и спрыгнул со стены). А к тому, что он услышал спустя секунду, не был готов уже сам Паркер.
[indent]Хотя, в общем-то, «не готов» — слишком мягкая и осторожная формулировка; это все равно что сказать «Джона слегка удивился и немного расстроился, узнав, что с пятнадцати лет платил Питеру за его же собственные снимки».
[indent]_мы выбрали._
[indent]_от нас._
[indent]Паркер лихорадочно повторяет это в своей голове, бросает взгляд на удивительно не подходящую ни Эдди, ни симбиоту, корзинку с чем-то явно сладким или как минимум съедобным, и наконец-то изрекает, проявляя удивительные для себя немногословность и косноязычие:
[indent]— Боюсь, я не был готов в тройной отрицательной степени... — в голове совершенный хаос, и среди него с трудом находят слова, — Но... эм... спасибо... — в последнюю секунду он меняет вопрос на утверждение.
[indent]И открывает открытку.

[indent]Какого черта ты делаешь, Питер?
[indent]Почерк Эдди на одном из сердец внутри валентинки (такого же монстра, как и тот, кто ее выбирал, в чьей инопланетной личности не было сомнений) удивительно отрезвляюще подействовал на Паркера, возвращая его в чувство. Помнится, в похожей прострации он находился, уходя из «Дейли Бьюгл», когда, глядя на почему-то открытку ко Дню Благодарения, которую подписали одни из самых удивительных в его жизни людей и друзей, он лихорадочно принимал то, что должен оставить позади важную часть своей жизни. И с этой частью, с этой работой, которая так много значила для него, он оставлял и надежду хоть на что-то, хоть призрачный шанс набраться смелости и поделиться с Эдди тем, что он чувствовал (может пересмотреть вечером «Дневники памяти»? Такие мысли очень соответствуют нынешнему настрою). Теперь, когда они не проводили вместе половину суток, когда не вляпывались в неприятности и не сидели по закусочным или подворотням, Пит не чувствовал себя в праве покушаться на жизнь мужчины, ведь это же было правильно — у каждого своя дорога, да? Пит долго убеждал себя в этом, и пока улыбался уже бывшим коллегам, и когда пару раз сталкивался с Эдди в коридоре, здороваясь, но всегда спеша исчезнуть. И ему почти удалось доказать себе, что они с Броком как два магнита одной полярности, что ни Эдди не нужны проблемы, ни Питеру головная боль в виде сожителя репортера в лице инопланетянина, питающегося при плохом настроении преступниками.
[indent]Почти.
[indent]Пока ему не стало скучно и он не завёл тиндер.
[indent]Немного кривоватые буквы почерка Эдди будто бы укоряют его за эту шалость, приведшую их на эту крышу, обдуваемую февральскими ветрами и оснащённую всеми возможными прожекторами неловкости, которые легко удавалось вообразить Питеру.
[indent]Хотя какая разница, накосячит ли он сейчас, если он уже оступился, ответив утром на сообщение, написанное, как теперь догадывался, совсем не Эдди Броком. Ну, точно не его светлой стороной.
[indent]Светлой, потому что Веном - чёрный. Уловили, да? Хорошо, если да, потому что отдающие расизмом шутки Питер обычно не повторяет.

[indent]— Ну, у меня нет проблем со свиданиями... — Пит запоздало соображает, что наверняка звучит это более чем жалко, чем можно себе вообразить, и торопливо добавляет, естественно, портя ситуацию ещё больше, — Потому что у меня нет свиданий!

[indent]Отлично, Питер, продолжай в том же духе, и в твоей жизни никогда не появится ненормальности, связанной с отношениями.
[indent]И свиданий.

[indent]— Слушай, — привычно обращаясь к Эдди, хотя симбиот и маячил в подозрительно опасной близости (в то время как паучье чутьё умиротворенно молчало), Паук примирительно вскидывает руки, едва не шлёпнув тыльной стороной ладони по морде (или носу; у него есть нос?) Венома, перевесившегося и пытающегося заглянуть ему в лицо, — Как не только дружелюбный, но и любознательный сосед, хочу спросить: это шутка какая-то? Или это идея «Дейли Бьюгл» в лице ее редактора и моего главного поклонника по совместительству?

[indent]Питер и сам понимает, как это звучит, и считайте его параноиком или сумасшедшим, шутником или трусом, но... на самом деле парень элементарно боится двух простых вещей: что он проснётся в своей кровати (или в мусорном баке, в зависимости от того, как погано было за секунду до отключки), и его призрачный шанс окажется просто фантазией, или что бог, посмотрев вниз на его в мгновение ставшую немного лучше жизнь скажет: «нет, так не пойдёт, Паркер, слишком много хорошего, с этим надо что-то делать».
[indent]И вернётся удача Паркера.

[indent]А несмотря на все сомнения и моральные дилеммы, Питер очень не хотел бы портить момент ничем, кроме своего собственно фактора. В смысле, своим глупым поведением.

[indent]— А впрочем забей, — Питер вдруг быстро машет руками, переступает с ноги на ногу и вообще всячески пытается утаить в мешке шило того, что он совершенно не находит себе места, — Нет, правда! Забудь, что я сказал. Просто забудь, — он делает шаг навстречу Эдди, но натыкается на буквально из ниоткуда взявшегося Венома, застывает, как вкопанный и тут же примирительно вскидывает руки снова, — Давай... эм... начнем сначала, а? Да. Для начала я, наверно, должен сказать "спасибо". Да, точно, спасибо за валентинку! Мне еще не дарили таких классных! — и тут же тише добавляет, рассеянно взглянув на открытку, — Хотя не то, что мне вообще много их дарили.

+1

6

Ладно, нужно как минимум выкинуть из головы то, что сам Паук непонятно зачем пришел, ведь его точно не гнал в шею инопланетный паразит с зашкаливающим желанием романтики, а не комфортно ему не меньше, чем самому Эдди. Не в его правилах не задавать вопросы и выбрасывать из головы факты, предоставленные длинным языком, но нужно постараться. Идея о журналисткой пронырливости неплоха, однако у Эдди на работе было чем заниматься и без мониторинга тиндера на предмет супергероев, тем более что у него есть Питер - куда более надежный способ встретиться с Человеком-пауком, нежели интернет. И конечно, Веном, и их деятельность в городе, во время которой риск нарваться на других парней в трико резко возрастает. В общем, Эдди решает последовать просьбе просто забыть о заданных вопросах, хотя бы потому, что тогда не удержится и озвучит свои. А у них тут встреча не для того. Веном должен успеть налюбоваться и усвоить то, что на первых свиданиях обычно знакомятся и узнают друг друга, а не покушаются на задницы. Бывает и последнее, но не в этот раз, приставучий паразит может сразу забыть.

— Это ты еще не видел того огромного медведя, которого мы чуть не купили, — Эдди усмехается, привычным жестом поворачивая ладонь вверх и пальцами щекоча неприятную в первые дни жизни с Веномом живую влажную массу отростка с зубастой пастью на конце, привлекая внимание.

Пусть и с неохотой, но Веном "отплывает" в сторону, не маяча больше перед лицом сконфуженного Паука, в чьих руках огромная валентинка смотрелась менее нелепо, чем выглядела бы в любых других.

— Пожалуйста. — пусть "голосок" у его соседа по телу и звучит для большинства окружающих, которые не привыкли к нему, как нечто среднее между жутким и зловещим, но вот Эдди сразу считал обиду на пренебрежение к его половине их дуэта.

Чтобы отвлечь всех участников действа, Эдди лезет в корзину и расстилает покрывало, что было уложено поверх ее содержимого, на крыше. Заодно предусмотрительно подальше от ее края. Их деятельность по запугиванию преступности Нью-Йорка вынудила смириться с необходимостью иметь  дело с высотой, но пока есть такая возможность, хотелось бы держаться устойчивой горизонтальной поверхности. Так что, кивнув Пауку на вторую половину покрывала, Эдди опускается сам, вытягивая ноги и опуская на них сверху корзинку. Настроение Венома снова устремляется вверх и паразиту не терпится продемонстрировать насколько серьезно они готовы к свиданию.

— Это была его идея. - прямо озвучивает Эдди, решив в определенной степени развеять сомнения Паука насчет того, что сейчас выскочит толпа журналистов и ослепит его вспышками. Сам же он бросает взгляд на него и даже предположить не может, что же за человек скрывается за яркой маской, если он счел хорошей идеей вариться во всей этой геройской тусовке в целом и приходить на свидание с Веномом в частности. - Веном решил, что самое удачное свидание может получиться с кем-то, кто знает... какие мы на самом деле.

Реакция Паука на деле доказывала ровно противоположное. Он не понимал, что Веном и Эдди были равнозначны в своем союзе, два совершенно разных существа, каким-то образом уже несколько лет как продолжающие сосуществовать и успешно идти на пользу второй своей «половине». Если не испытать это на собственной шкуре и правда сложно понять.

— К тому же ты такой...

Эдди с явным нажимом продолжает, перебивая фразу, наверняка окончившуюся словом "вкусный" - этим эпитетом паразит регулярно наделял Паука, неизвестно чем так сильно его зацепившего:

— Лучше оставим пока тему "свидания" и сосредоточимся на корзинке, - привлекая внимание к вышеупомянутой, он поднимает и слегка потрясает ею, прежде чем вытянуть наружу термос с чаем и чашки, а сразу за ними - сандвичи. - Мы можем отвернуться и все-такое, - вспомнив о том, что не так-то просто уминать поздний завтрак через маску, спохватывается Эдди.

— Старушка делает отличные сандвичи. Но мы должны открыть шоколадки, Эдди, - морда Венома ныряет было в корзину, но он-таки успевает первым выхватить из нее коробку и протянуть Пауку, смотрящего на них во все глаза (ну, по крайней мере, из-за маски создавалось такое впечатление).

Эдди настойчиво пихает яркую алую коробку, перевязанную лентой и хорошо подходящую к костюму супергероя:

— Давай ему не больше пары шоколадок, а то перебьет себе аппетит, - инструктирует Эдди, скручивая с термоса крышку, под негодующее и возмущенное восклицание оскорбленного Венома, уже имеющего виды на шоколад и всегда предпочитавшего сладость при любом другом раскладе. Исключая, наверное, отрывание голов плохим парням с последующим поглощением, но тут уже возражал сам Брок.

Иногда - за последний год куда меньше прежнего, если уж на то пошло - казалось, что он полностью поехал крышей, немудрено, когда в собственной голове ты не один и периодически сам своему телу не хозяин. И самым сложным в этом было противостоять хищным инстинктам паразита, искушению их возможностей, во много раз превышающие человеческие, поэтому воспитание шоколадками - почти что детский лепет, но все равно неплохо отражает простой принцип: его тело - его правила, с которым Веном по одному ему ведомой причине смирился и принял.

0

7

[indent]Пометка: не забыть купить гайд по свиданиям для чайников.
[indent]Паркер моргает глазами, уставившись расширившимися от откровенного удивления линзами на Эдди, и мысленно ругает себя и свой плотный супергеройско-лаборантский график; что толку от книжек о свиданиях, если у него не хватает времени даже на тоненькую брошюрку по тайм-менеджменту, которую он отхватил на какой-то конференции, куда пришел снимать скучающих слушателей и откровенно спящих докладчиков (или наоборот? из-за начавшейся заварушки с доктором Коннорсом и легкого сотрясения мозга тот день как-то смазался в памяти Пита)? Питер растерянно моргает снова, опускает взгляд на красивую корзинку в руках Брока, быстро бросает взгляд на валентинку в своих руках, тут же нелепо прижав ее к груди, и понимает, почему у него никогда ничего не получалось в отношениях — он, рассеянный и вечно везде опаздывающий сначала школьник-неудачник, потому ботан-студент, а после горе-фотограф, просто элементарно не имел представления, как нужно подать свои чувства.
[indent]А вот инопланетный паразит с планеты космической простуды откуда-то, черт возьми, знал, с чем нужно приходить на свидания. И где, спрашивается, ксенологическая справедливость и принцип расового превосходства, когда они так нужны?

[indent]— Медведя... Ох, — Питер почти обреченно кивает, словно словам Эдди необходимо было подтверждение, и ощущает себя, словно курфюрст Пфальцский Фридрих, которому де Бюкуа, стоя у стен Праги, сказал, что, к сожалению, армию в пятьдесят тысяч человек привести не удалось, но специально для него он наскреб хотя бы двадцать пять, — Зеваки были бы рад посмотреть, как я выглядел бы на паутине с этим монстром.
[indent]На последнем слове голова Питера отдельно от его мозговых центров повернулась в сторону Венома.
[indent]Ох уже это подсознательное-проказник!

[indent]"Пожалуйста", сказанное словно бы вылезшим из телека Чужим, еще пару минут отскакивает от опустевшей черепушки Паркера; судя по всему, в состоянии такой девственной непринужденности голова парня и находилась вчера утром, когда он торопливо набирал ответ в тиндере, молясь, чтобы он не проспал самое везучее недоразумение в своей жизни.

[indent]— А? — Питер трясет головой, выныривая из блаженного ничего своей головы, в котором еще трепыхалась мысль о том, точно ли он так отчаянно не верит в собственные силы, что прибег к помощи костюма и, прости господи, тиндера, но четкое осознание того, что раз шанс уже пойман за хвост, то его нельзя отпускать (ну это как с Гарганом — иначе прилетит ответочка), довольно отчетливо отпечаталось в мозгу парня; примерно также отчетливо, как эту мысль мог бы выжечь там Расплавленный человек, — Его идеей был медв... О, свидание. Точно. Свидание было идеей п... — Пит прикусывает язык и тут же поправляется, молясь, чтобы инопланетянин отвлекся на пролетевшую мимо стаю голубей и не услышал его досадливой оговорки, — Венома. Свидание было идеей Венома.
[indent]Ну а что, собственно, ты ожидал, Паркер? Что ты станешь интересен Эдди Броку?

[indent]Очевидно, пора смириться.

[indent]Твой порог — удивительно хорошо подкованные в делах амурных инопланетяне.
[indent]Ну, зато теперь ясно, какую книгу нужно искать — интересно, где-нибудь в книжных еще продается та классная энциклопедия по миру Чужого с предисловием самого Ридли Скотта 2000 года выпуска и подробным описанием ксенологии космических зараз?

[indent]Но знаете, что самое парадоксальное? Что заставляет задуматься над своим поведением (или поведением космической заразы?) особенно? То, что Веном, черт возьми, руководствовался почти тем же самым резоном, который (отчасти, наравне с безумной влюблённостью) подтолкнул Питера согласиться на эту безумную авантюру со свиданием.
[indent]Потому что с великой силой приходит великая ответственность. Не та, которая обязывает вас выносить мусор, потому что вы уже взрослый и способны завязать пакет правильно, а та, которая заставляет бояться за жизнь родных и близких из-за психов в костюмах, словно из зоопарка; не та, согласно которой нельзя опоздать на работу (хотя и она тоже! слышите, не опаздывайте на работу!), а та, из-за которой страшно не успеть поймать летящий с обрыва школьный автобус, набитый кричащими детишками. Питер привык, что в его жизни ответственность совершенно иного рода, и привык, что она заставляет его ограничивать себя в социальных контактах и серьезных отношениях, но что если, часто думал он, найти того, кого не испугает семидесятилетний старик в костюме с бритвенно-острыми крыльями или парень, на полном серьезе считающий механический хвост скорпиона классным приобретением? Что, если он сможет найти кого-то, чьё благополучие будет зависеть не только от того, не опоздает ли Паук или хорошо ли он учил физику и анатомию в школе, но и от самого человека?
[indent]А кто лучше подходит на роль не-принцессы в не-беде, нежели взрослый, состоявшийся человек, пусть и без чувства самосохранения, но зато с инопланетным соседом, который защитит его от прямого попадания кометы?

[indent]Ну, Пит, если ты считаешь такую кандидатуру идеальной (и нормальной) второй половинкой, то у меня для тебя новость: ты окончательно тронулся умом!
[indent]Что в принципе совсем не новость лет с пятнадцати.

[indent]В своё оправдание Паркер мог сказать только то, что до этой светлой идеи он доходил довольно долго, путём сложных гносеологических и экзистенциальных переосмыслений собственной жизни. Даже он не мог сразу сказать, что отношения на троих — шикарная перспектива.

[indent]Вот только откуда ему было знать, что куда больше в отношениях заинтересован не Эдди, а его инопланетный сосед?

[indent]— Ну вообще, по своему опыту... То есть не опыту соседства с инопланетянином, а по супергеройскому! В смысле, я хотел сказать, что... — Питер в ужасе от своей собственной неспособности связать и пары слов, будто бы у него было сотрясение мозга как минимум второй степени; у него, кажется, от волнения трясутся руки, очень хотелось верить, что перебивший его Веном сосредоточен на своих мыслях, которые не дал ему озвучить Брок, а не на этом неловком недоразумении; хотя о чем речь, вся жизнь Паркера — одно большое неловкое недоразумение.

[indent]Тем временем Эдди уже устроился на покрывале, и Питер мог лишь подивиться тому, как естественно и непринужденно у мужчины получалось справляться с неловкостью и коробкой конфет; хотя стоило ли удивлять тому, что Эдди-мастер-задевать-неудобные-вопросы-Брок был способен уверенно чувствовать себя в любой ситуации?
[indent]Паркер вот чувствовал себя в своей тарелке только когда трещал, как сверчок, без видимой цели и пользы; сейчас же он никак не мог и этого.

[indent]— Я... нет, не надо! Все в порядке. Это отлаженная система, хотя тему других жизненноважных бытовых и потребностных моментов костюма я бы предпочёл избежать, — Пит наконец-то опускается на покрывало, опирается локтем на согнутое колено и чувствует себя немного странно, неловко, но... совсем не плохо, — Поверь, я б умер с голоду, если бы не был способен перекусить между поимкой суперзлодеев и снятием котов с деревьев, — Паркер тянется было к сандвичу, одновременно привычным движением задирая низ маски, благодаря бога за то, что тот в принципе не наделил растительность на его лице способностью расти, и теперь у него нет каких-нибудь примечательных усов в стиле Пуаро, но замирает на полпути к заветному завтраку (сам он не поел, потому что, сюрприз, боялся опоздать).
[indent]Признаться, коробка конфет и безумно пристальное к ней внимание симбиота заставили Питера замешкаться.
[indent]Замешкаться, но принять этот дар волхвов.

[indent]— Старушка? Вы про Мэгги? В смысле, знаю только одну старушку с сэндвичами! — Паркер ляпает это не задумываясь; он наконец-то немного расслабляется, и по привычке начинает плохо тормозить собственную мысль; с другой стороны, что криминального в том, что Человек-Паук, заядлый любитель фастфуда, знает сэндвичи Мэгги? Да..?

[indent]— Вообще, лучшие сэндвичи на углу пятой и шестой авеню, но до них, как до темной стороны Луны пешком, когда ты в этой части города, — Пит немного настороженно смотрит на Венома, который навис над его плечом, и все же раскрывает коробку конфет, поднимая крышку и подкидывая одну конфетку, которую симбиот удивительно ловко поймал.
[indent]Это было почти дико.
[indent]Но при этом немного забавно.
[indent]Прям как вся жизнь Питера Бенджамина Паркера.

[indent]Пожалуй, пришло время немного поговорить. Не о свидании, как сказал Эдди.

[indent]— Ну... как там дела в «Дейли Бьюгл»? Неужели в День Святого Валентина они не смогли найти интересное занятие своему лучшему репортеру? А то меня уже целых три дня не обвиняли во всех преступлениях города, я начинаю волноваться! — Паркер поправляет маску, садится удобнее, повернувшись к Эдди лицом, и взяв один из сэндвичей, тех самых, вкус которых был чертовски ему знаком (хотя справедливости ради на крыше он их ни разу не пробовал), и торопливо выхватывает паутиной коробку конфет (которую до этого отставил) из-под носа Венома, буквально ткнувшегося в неё своей чёрной мордой, — Кстати знаешь, на крышу я всегда заказываю пиццу у Эдди. Забавно было бы, если бы я сейчас додумался ее заказать. Пицца от Эдди для Эдди! — Пит тараторит, отставляет коробку конфет вновь и подкидывает Веному ещё одну вкусняшку, — Хорошо, что я не додумался. Наверно пицца с названием «Ароматы подворотни Адской Кухни» — не лучший выбор для свидания. Все время говорю ему поработать над маркетинговой частью, — Паркер вгрызается в сэндвич и пожимает плечами.

[indent]Что ж, когда к нему вернулся дар речи, все сразу стало немного проще.

+1

8

Даже несмотря на свои сомнения, в конце концов, Эдди признает, что провести пару часов за сандвичами с Человеком-пауком действительно не худший план на день. Все их прошлые встречи были краткими и ограничивались мордобоем с бандитами, перебрасыванием фраз по делу, да нескончаемым потоком шуток (которые и сейчас, конечно, все еще в арсенале Паука), поэтому иметь дело с ним в такой обстановке - это что-то новенькое. И создается впечатление, что для самого героя тоже, потому что он трещит больше обычного, сбиваясь и путая слова, поправляя сам себя. Если бы Эдди был хотя бы на половину так самонадеян, как Веном касаемо проходящего свидания, то он бы предположил, что это волнение. Другое дело, что парню, который ежедневно спасает город и его граждан, как-то не с руки волноваться на "свидании", о котором он вообще думал как о журналистской западне.

Раз Паук не возражал, то он не без любопытства бросает взгляд, когда тот поднял низ маски. Опасаться Пауку действительно нечего, его ничто не могло бы выдать: обычный себе подбородок, пухловатые губы, которые тут же открылись буквой "О", стоило коробке конфет перекочевать в паучье владение. Вероятность того, что самому Пауку перепадет хотя бы половина от ее содержимого, сокращалась вместе с расстоянием головы Венома от нее, но знак внимания оказан. И вместе с тем весьма удобно симбиот отвлекся от своего негодования по поводу холодности Паука - Веном мог сосредоточиться и на чем-то кроме еды, но удивительно разумно предпочитал этого не делать. Учитывая, что в теории Веном вообще способен на что угодно, если его вовремя не огреть звуковыми волнами или бензином в паре с зажигалкой, то миру прилично повезло, что он проникся Землей, вместе со всеми ее неудачниками в общем, и Броком в частности. Иногда Эдди нет-нет да припомнит, что они предотвратили полномасштабное вторжение симбиотов на его планету, и поблагодарит Бога, что Веном здесь в единственном экземпляре. Они надеялись, что в единственном.

— А, ты знаешь Мэгги, — хмыкнув мгновенно возникшему образу, снова посетовавшему на его аппетиты, Эдди заканчивает разливать горячий чай по бумажным стаканчикам, тянется к своему сандвичу и шуршит бумагой, разворачивая его - есть хотелось просто зверски. — От Питера, наверное? Мы часто заходили к ней, когда он работал в Дейли. Знаю, вы с ним очень близки, и он ни разу не проболтался ни об одной малюсенькой детали о Человеке-пауке, это работая в таблоиде, под гневным взглядом Джеймсона. Повезло тебе с ним. - интересно, а со своим знаменитым другом Питер тоже перестал общаться?

— Почему Питеру можно знать Паучка, но мне нельзя было с ним говорить? - обиженно встревает Веном, ловко поймавший подкинутую шоколадную конфету, что мгновенно исчезла в жадной пасти, и естественно тут же поспешивший дополнить коллекцию остальными, успев позабыть, что они предназначались как подарок.

Выстрел паутиной и хорошая реакция Паука спасли коробку от посягательств. Эдди одобрительно хмыкает под нос и трясет плечом и рукой, от которых отпочковался Веном, привлекая внимание и пытаясь немного урезонить:

— Потому что мы договорились не пугать парня, если ты забыл.

Это не то чтобы большая договоренность, но у них сложилось, что Веном прекратил своевольно вылезать наружу при каждом удобном случае и морально травмировать окружение своего хоста. На его болтовню правда такая щедрость не распространялась, но Эдди уже привык. Да и он мог понять, что если симбиоту еще и трепаться запретить, то в конце дня он сожрет кого-нибудь безапелляционно хотя бы для того, чтобы выпустить пар.
Эдди наконец-то откусывает от сандвича, блаженно жмурясь и замычав. Он в отличие от симбиота любовью к шоколаду не проникся и по-прежнему предпочитал что-нибудь посущественнее, перекус в забегаловке у дома на худой конец. Или вот, пицца тоже хороший вариант.

— На день Святого Валентина вся редакция занята поиском свободного столика в ресторанах на вечер. Это ты никуда не денешься, а вот столики - еще как, - выразительно тянет он, свободной рукой потянувшись за стаканчиком и отпивая из него. — К тому же не тебе упрекать, сам сидишь тут вместо спасения города или красоток, как там обычно у супергероев.

Не дожевав свой сэндвич, Эдди подбрасывает его, и Веном, все еще исполняющий роль ручного паразита, щелкает зубами, подхватывая и глотая с той же легкостью, что и шоколадки. Отложив бумажную обертку, Эдди берется за новый - если накормить еще и свою буквальную вторую половину, то сытость наступит раньше и не придется все время на крыше уминать булки вместо разговора.

— Мы ели в подворотне Адской кухни. - длинный язык угрожающе облизывается, а на самом деле смакуя воспоминания об опыте - не так уж часто теперь Веному перепадало откусить кому-то котелок с плеч и полакомиться содержимым. - Было вкусно.

Эдди вспоминает тоже, и привычно давит неприятный позыв, сжавший горло. Он торопливо кашляет, спасая и без того неудачные взаимоотношения между паразитом и объектом его страсти с отличной задницей: Веном так часто это повторял, что Эдди вслух и с чувством помянул Господа в совокупности с парой нехороших слов, когда поймал себя как-то во время одной из переделок, что взглядом проверяет это утверждение.

"Не стоит сообщать ему, что ты сделал бы со всей преступностью Нью-Йорка, если дать волю"

— А кстати о Питере,  ты виделся с ним в последнее время? Как он? - старательно делая вид, что последнее высказывание Венома совершенно не интересно, Эдди поворачивает разговор в любопытное ему русло, - Я бы спросил у него, но каждый раз, когда стучал в дверь мне никто не открывал. - хмыкнув, пояснил Эдди, действительно полагая, что его вопрос может быть по адресу - Питер очень привязан к Человеку-пауку, и кажется, что их связывает не так уж и мало.

+2


Вы здесь » night vale » Фэндомные эпизоды » I'm stuck on you